Креатив.

Ещё одна сценка с претензией на анекдот.

Идёт Надежда Константиновна Крупская, а сзади её нагоняет Феликс Эдмундович Дзержинский и спрашивает:

— Куда это вы идёте, Надежда Константиновна? Может вас проводить?

— Да нет, спасибо. Мне — на Ленина.

Добавлено 08.05.2013.

 

Ряды Фурье.

Однажды разговорились об учёбе в институте и пришли к выводу, что когда заходит речь о математике, почему-то вспоминаются лишь ряды Фурье. На эту тему придумалась сценка.

В провинциальном городке проходит форум учёных. В большом зале всё готово к торжественному заседанию, и делегаты уже понемногу начинают занимать места. На сцене орудуют организаторы — идут последние приготовления. И вот, когда несколько человек занимают кресла возле сцены, одна из организаторов — крупная тётка кричит в зал, обращаясь к этим гостям.

— Товарищи учёные, освободите места. Вы разве не видите, что это ряды Фурье?!

Учёные, недоумевая, встают и начинают покидать ряд, но один из них говорит организатору:

— Простите, но причём же здесь Фурье?

— Да вы что, Фурье не знаете?! — всем своим существом изумляется тётка невежеству учёных.

— Знаем, конечно, — отвечают те. — Это знаменитый математик, но он уже давно умер...

— Ой, не знаю я ваших математиков, — перебивает учёных организатор, — но Семён Абрамович Фурье — один из спонсоров этого мероприятия, меценат и вообще, известный человек в нашем городе, а эти передние ряды забронированы для него.

Добавлено 07.05.2013.

 

Наполовину взятая из жизни, наполовину придуманная сценка.

Пара средних лет проходит мимо уличного торговца книгами. У него на уровне пуза висит сумка с продаваемой литературой, а в руках он держит книжку, на обложке которой крупными буквами написано: «Раскраска для детей».

— У вас есть дети? — обращается торговец к проходящим. — Купите им раскраску.

— Молодой человек, — со вздохом отвечает мужчина, — это не дети – это сволочи.

— Одну минуточку, — говорит торговец, — думаю, у меня найдётся кое-что и для вас.

Он роется в сумочке и, наконец, вытаскивает оттуда другую книжку, на которой написано: «Раскраска для сволочей».

Добавлено 06.05.2013.

 

Сценка с претензией на анекдот.

Едут на открытой двуколке хорошенько подвыпившие сэр Генри Баскервиль и доктор Ватсон. Настроение отличное. Едут они и горланят мелодию из «Собаки Баскервилей». Наконец, сэр Генри, делая широкий жест рукой в сторону своего экипажа, который тянет дюжина лошадей, говорит:

— Ну и как вам, Ватсон, моя новая тачка? Двенадцать лошадиных сил! А?

— Жрёт, наверно, много, — изрёк доктор после минутного молчания.

— Вы правы, — со вздохом соглашается сэр Генри. — А ещё и валит как следует.

Добавлено 05.05.2013.

 

Навеяно Ванкувером — 2.

Эта сценка тоже была придумана в марте 2010 года после того, как наши спортсмены огорчили нас своими выступлениями на олимпиаде в Ванкувере. По-настоящему жаль было только Евгения Плющенко, несправедливо засуженного тогда, и даже хотелось отомстить за отобранную у него победу... Ну, а эту сценку я решил опубликовать только сейчас, спустя три года после олимпиады, когда страсти улеглись и весь пар уже вышел.

Тюремная камера. В ней, одетый в полосатый костюм и шапочку, томится Евгений Плющенко. Он то грустно сидит на нарах, то подходит к окну с решёткой, посмотрит-посмотрит на голубое небо, тяжко вздыхает и возвращается на место.

Вдруг лязгнул замок, и тяжёлая дверь со скрипом открылась. На пороге возник конвоир.

— Плющенко, на выход! — сурово скомадовал он. — Руки – за спину, лицом – к стене... По пути не разговаривать! — добавил конвоир, когда, заперев дверь камеры, повёл знаменитого фигуриста по коридору.

Евгения вели по уже ставшему знакомым очень длинному пути. Вот уже две недели его еждневно водили на допросы. Идти было трудно: болела пнутая следователем нога, и фигурист шёл, заметно прихрамывая.

Напару с конвоиром они поднимались и спускались по огороженным металлическими сетками лестницам с чугунными ступеньками, шли через переходы, минуя решётчатые двери, которые открывали перед ними дежурные, а затем с грохотом закрывали за спиной.

Страшные крики доносились до слуха Евгения из-за закрытых дверей, и кровь стыла в жилах великого спортсмена.

— Почему ты свалилась на выходе из поворота? Ведь твоя соперница не упала и выиграла забег! — кричал следователь.

— Я поскользнулась, — кричала в ответ женщина.

— Ты должна была встать и бежать дальше!

— Я больше не могла бежать!

— Не могла? Тогда почему ты не зарезалась своими же коньками?..

Из другой комнаты доносилось:

— Почему ты упала во время произвольной программы? А ну, колись!

— Нет, нет, уберите шприц! — кричала девушка с небольшим азиатским акцентом. — Я же вам уже говорила, что мы переволновались...

— О чём ты волновалась? О хорошенькой сумме денег или о домике на Канарах?.. О Родине надо было думать и в партию вступать. Вот тогда бы вы со своим бывшим партнёром ни о чём не волновались... Так кто вам заплатил за падение?..

Из третьей комнаты двое конвоиров выволокли за подмышки бесчувственное тело, которое показалось Евгению очень знакомым, но лицо настолько распухло от применения третьей степени устрашения, что фигурист так и не смог вспомнить кто это был. Он знал только, что они вместе возвращались из Ванкувера со злополучной олимпиады, но было это так давно, будто в другой жизни... Евгений напряг память — да, кажется, недели три назад.

Тем временем конвоир остановил фигуриста и заставил его свернуть налево, в «незнакомый» коридор. Сердце Плющенко «упало».

Через некоторое время Евгения ввели в комнату, где стоял стол, а возле него изучал журнал пожилой прапорщик с суровым и даже безжалостным выражением лица.

— Арестованный номер 75284 доставлен! — отрапортовал конвоир и, покинув комнату, закрыл за собой дверь.

Прапорщик полистал журнал и, раскрыв нужную страницу, провёл пальцем по колонке с фамилиями. Наконец, он пристально посмотрел на Евгения и негромко, но властно произнёс:

— Раздевайтесь.

Фигурист почувствовал, что вот-вот потеряет сознание, но собрал волю «в кулак» и начал снимать своё одеяние. Тем временем, прапорщик нагнулся и, подняв с пола коробку, поставил её на стол. Раскрыв коробку, прапорщик стал выкладывать вещи Плющенко: деньги, документы, костюм, в котором тот выступал перед самым арестом, его коньки, медаль и прочие пожитки. Увидев коньки, Плющенко сделалось особенно не по себе.

— Одевайтесь, — бесстрастно произнёс прапорщик.

В этот момент открылась дверь, и в комнату вошёл человек в штатском.

— Товарищ Плющенко, — сказал он, — могу вас обрадовать: с вас сняты все обвинения в саботаже. Мы разыскали всех судей и добыли доказательства, что они вас несправедливо засудили.

— Мне б до них добраться, — вдруг сказал Евгений, на глаза которого навернулись слёзы счастья. —  Они бы тогда узнали...

— В этом уже нет необходимости. Они всё узнали. Ваша обида им дорого обошлась.

— А Лайсачек?

— Теперь завидует вам.

— А что...

— Не стоит вам этого знать, — загадочно осклабившись, ответил человек в штатском...

Открылась дверь, и через проём в коридор хлынул яркий солнечный свет. Немного прихрамывая на подворачивающихся ногах, Евгений прямо в коньках шагнул навстречу тёплому мартовскому дню.

Добавлено 04.05.2013.

 

Навеяно Ванкувером.

Эту сценку мы придумали вместе с моим другом Сергеем „Стэплером“, поражённые неважнецкими достижениями нашей сборной в первые дни печально известной олимпиады в Ванкувере. О своём скромном участии в создании этой сценки я умолчу, чтобы все „лавры“ достались Серёжке, чья блестящая идея легла в её основу. Итак.

Приходит к Иосифу Виссарионовичу Сталину Лаврентий Павлович Берия и говорит:

— А скажи, Коба, что мы будем делать с этими, с позволения сказать, спортсменами, которые запятнали честь нашей Родины на Олимпийских играх? Может быть мы их — как обычно?

— Не торопись, Лаврентий, — ответил Иосиф Виссарионович. Затем он подошёл к окну и неторопливо раскурил трубку. — Я думаю, — продолжил он, — что мы должны дать им возможность реабилитировать себя на паралимпийских играх.

Добавлено 03.03.2010.

 

Новые похождения д’Артаньяна.

Выходит д’Артаньян из-за угла дома и начинает дерзко задирать пятерых-шестерых гвардейцев кардинала. Те сначала опешили: не поняли в чём дело, но потом разобрались и решили проучить наглого мушкетёра. Обнажив шпаги, гвардейцы бросились на него. Но д’Артаньян только этого и ждал. Гордо глядя в лица врагов, он встал в оборонительную стойку и весело воскликнул:

— Один за всех, и все за одного!

В первый момент гвардейцы дрогнули: они уже слышали этот боевой клич четырёх друзей-мушкетёров и знали, что сейчас им «мало не покажется». Так думал и д’Артаньян, но время шло, а друзья на помощь не приходили.

Тем временем, гвардейцы пришли в себя и снова пошли в атаку на беспокойно озиравшегося храбреца.

— Один за всех, и все за одного! — повторил он, но опять никто не пришёл на помощь.

Гвардейцы заметно приободрились и стали теснить д’Артаньяна, который как мог отмахивался от них своей шпагой. Положение мушкетёра стало угрожающим, и он в третий раз отчаянно прокричал, срываясь на фальцет:

— Один за всех, и все за одного! — но на зов так никто и не откликнулся. Тогда д’Артаньян, уже припёртый гвардейцами к стенке, перестал выпендриваться и что было мочи проорал:

— Да наших же бьют, ну!

Добавлено 14.02.2010.

 

Прощание Кая и Герды (продолжение старой сказки).

Трогательная сцена прощания героев Андерсена. Герда провожает Кая. Она стоит, сопротивляясь сильному ветру, который дует ей в лицо и пытается разметать красивые длинные волосы. Девушка ёжится от ветра и одной рукой держит полы какой-то телогрейки, а другой — машет вслед Каю.

— Пока, Кай! — кричит она.

— Не хочется, — кричит в ответ юноша и, помахав рукой, удаляется прочь.

Добавлено 06.03.2008.

 

Рекламный ролик мотострелковых подразделений.

Сначала идут кадры учений мотострелковых частей. Диктор рассказывает о том, что российским мотострелковым частям по силам выполнение любых поставленных боевых задач. Затем — несколько эффектных кадров боевых действий с участием наших солдат. Наконец, демонстрируются кадры полуразрушенного Нью-Йорка с дымящимися развалинами зданий. По улицам победно едут наши мотострелки, а по обеим сторонам стоят местные жители, грустно машущие россискими флажками.

Ролик завершается бодрыми фразами диктора: «Русские мотострелковые дивизии! Hеllo moto!».

Добавлено 30.01.2008.

 

Сценка.

Сидит за столом полковник. На его столе кроме бумаг — стакан с чаем, сахарница и небольшая пачка денег.
В кабинет входит офицер званием помладше: — Разрешите доложить, товарищ полковник!
— Докладывайте.
Вошедший подходит к столу, подобострастно зачерпывает ложечкой сахар из сахарницы и опускает в стакан с чаем...
...Входит другой офицер: — Товарищ полковник, разрешите доложить!
Полковник делает разрешающий жест рукой. Тогда офицер достаёт из нагрудного кармана несколько банкнот и аккуранто кладёт их на стопочку купюр на столе начальника...

Добавлено 29.01.2008.

 

The personal web site of
MERRY ROGER
Забавное

The web site of Merry Roger v5.1
Design and programming: Ehwaz Raido © 1998..2013
Built on Tyrion II™ engine v0.02